Топ-100

28 Апр 2017

Вьетнам. Путешествие в наручниках

 

текст: Даниил Кочергин 

фото: Даниил Кочергин 

 

Партнер рубрики:

 

 

>>Когда долго путешествуешь и, в итоге, переполняешься пестрыми картинками разнообразия жизни, розовые очки восхищения блекнут, и на их стеклах появляется дымка реализма, не жалеющая ни старого ни малого. Дважды посетив дружественный, коммунистический Вьетнам, проведя в этой стране в общей сложности больше двух месяцев и исколесив ее всю –  от Сайгона до Ханоя, я могу сказать с уверенностью, нельзя судить о Вьетнаме, побывав только на севере или только на юге. Страна, разорванная на две части больше 30 лет назад, воссоединяется до сих пор, и процесс проходит очень болезненно. 

Самолет приземлился в столице Вьетнама – Ханое (Hanoi). Не смотря на то, что перед поездкой было изучено множество доступных ресурсов, анализирующих погоду в регионе, которые все, как один обещали солнце и умеренное тепло, нас встретил проливной дождь и +16 С. Вероятно, оно и к лучшему – в этот раз мы взяли в путешествие годовалую дочь и отсутствие большего перепада температур прекрасно сказалось на состоянии нашей маленькой путешественницы – акклиматизация прошла незаметно. И все же дождливая погода связывала руки амбициям, которые мы мечтали реализовать на севере.

 

Вид из отеля в старом квартале Ханоя ясно говорит: ты в Азии, дружок

 

Первую неделю знакомства с совершенно забытым миром Азии мы отъедались, отсыпались и безудержно тратили деньги на всякую ерунду. У каждого путешественника есть своя «неделя лоха» — период, когда, буквально, каждый проходимец, видя твой восхищенный туристский взгляд, без труда может уговорить тебя расстаться с деньгами, предложив взамен совершенно ненужные вещи.

 

Уличные торговцы здесь на каждом шагу

 

Однако, не только мотовство и обжорство стали спутниками первых семи дней. За это время мы отметили день рождения дочери, посетили достопримечательности столицы, а я встретился с представителями небольшой местной компании, которая занимается организацией туров по Вьетнаму. Еще до вылета с помощью глобальной сети я выбрал мотоцикл, который, выплатив $400, и арендовал у них на месяц. На этот раз моим компаньоном стал Honda Baja 1999 г/в.

 

  

Бухта «Халонг» (Ha long bay) 

Этот небольшой трип можно назвать пробным. Его анализ помог в подготовке к более длительному заезду в будущем. 

В 153 км на восток от столицы, на побережье Южно-китайского моря расположилось одно из самых красивейших мест планеты, достояние человечества, охраняемое ЮНЕСКО – бухта Халонг. Сотни (если не тысячи) островов-свечек, образованных карстовой породой, превратили обычное побережье в головокружительный, незабываемый пейзаж. Место, где снимался один из фильмов о Джеймсе Бонде – колыбель дракона, воспетая легендами, разрекламированная буклетами тур-фирм и обожествленная фотографами, нам… так и не открылась, предпочтя обволакивающий покой низких облаков. Стоило нашему семейству приехать, погода ухудшилась еще сильнее, да и сама дорога до бухты производила не менее угнетающее впечатление (особенно на человека, мечтавшего вырваться из зимы).

 

Тот самый запрещенный суп из утиной крови. Оказалось его совершенно нетрудно найти в Ханое

 

Лил холодный дождь. Температура рухнула до 12 С, а мое настроение и того ниже. Как же хорошо, что я прихватил из дома американский армейский утепленный дождевик Gore Tex ACU. И хоть собственный внешний вид поначалу немало смущал меня – разъезжать по Вьетнаму в штатовской униформе, знаете ли, несколько провокационно, прелесть качественной защиты от влаги и поддержание комфортной температуры заставили меня наплевать на стереотипы. К тому же вьетнамцам абсолютно все равно во что одевается «белый кошелек». 

150 километров я ехал пять часов. Закладывая на дорогу привычные для России пару и выехав в 20.00, я и не предполагал, что вместе с темным временем суток на местные дороги спускается сам сатана, заставляя каждого дальнобойщика ехать с включенным дальним светом и ровно посередине дорожного полотна. То, что дальний свет слепит всех встречных водителей, во Вьетнаме, похоже, никого не волнует. Единственный выход из ситуации, которым не пренебрегает ни один местный – поставить в своей машине свет по-ярче. И не стоит рассчитывать, что кто-нибудь станет уступать вам дорогу. Только позже я понял почему – они боятся ехать по своей полосе из-за близости к обочине и, пользуясь габаритами, диктуют условия. А вот мотоциклисту ничего не остается (с фурой-то не поспоришь) – приходится съезжать с дороги. 

Если днем подобное поведение авто просто раздражает, то ночью для ослепленного «дальним» любителя двух колес, маневрирование на кромке дороги связано с серьезным риском для жизни. Каждый раз во время очередного неизбежного ночного «прохвата» я встречал не одну аварию с летальным исходом.

 

 

А вот вьетнамец, который бы владел хорошими водительскими навыками, мне не встретился ни разу. Даже хозяин арендованного мной мотоцикла – профессиональный мото-гид, уверял меня, что главный тормоз – не передний, задний, и смеялся, когда я доказывал ему обратное. Управлять техникой, как и чинить ее, вьетнамцы не умеют (последнее, за редким исключением). Единственное, что спасает страну от тотального истребления себе подобных на дороге – малые скорости, которые, кстати, с появлением новых, дорогих авто и мотоциклов скоро канут в лета. 

Но не только низкая скорость сказалась на времени, проведенном под субтропическим дождем. Попытавшись срезать, я свернул на одну из второстепенных дорог и через некоторое время «уперся» в паромную переправу. Она, как и положено в полночь, не работала, а заспанный паромщик попытавшийся предложить свои услуги в обход рабочего графика и, соответственно, в обход кассы запросил не много, не мало – 2 000 000 вьетнамских донгов ($100). Река в ширину не превышает 50 метров, и платить по 2 доллара за погонный метр я ни как не хотел – пришлось разворачиваться. 

Добравшись в Халонг к часу ночи, я снял комнату в единственно работавшей гостинице – жуткий клоповник за $20 в сутки (и тут развели) и забылся сном до утра. 

На следующий день подъехал мой семейный обоз – жена, дочь и скарб. В то время, как я ездил по стране, наслаждаясь преимуществами мотоцикла и претерпевая связанные с выбором транспорта недостатки, они не менее героически следовали за мной общественным транспортом.

 

 

Даже приезд двух моих солнц не смог разогнать туч над бухтой Халонг, а попытка увидеть самое красивое побережье Вьетнама, как и следовало ожидать, оказалась провальной. Мы вернулись в Ханой через несколько дней с твердым убеждением, что север нам совершенно не рад, а посему, пора «рвать когти» на юга, в знакомое нам еще по прошлому путешествию, лучшее место для русского туриста во Вьетнаме – город Нха-Транг (Nha-Trang).   

Расставание 

Заранее заказав гостиничный номер в Нха-Транге, мы упаковали вещи и… поехали на железнодорожный вокзал. Из столицы до туристической жемчужины можно либо долететь, что весьма затратно и обойдется минимум в $300, либо доехать на автобусе (sleepbus – от $40 до $50), что не очень комфортабельно с маленьким ребенком на руках и, к тому же, опасно. Можно воспользоваться услугами вьетнамских железных дорог ($85). Путешествие на поезде, который мерно постукивает колесами по узкоколейной дороге чуть больше суток, сочетает в равной степени комфорт и безопасность. Единственное неудобство – во вьетнамских поездах нет деления на сидячие и спальные вагоны, делят только места. Это означает, что купив спальное место вы, проснувшись ночью, можете наткнуться на завистливый и тихо ненавидящий взгляд трех вьетнамцев, сидящих напротив, которым на полноценное место денег не хватило. 

Даже не подозревая о том, что подобное классовое неравенство имеет место в коммунистической стране, ранним и предсказуемо дождливым утром, я посадил свою чету в вагон, помахал платочком, смахнул скупую слезу и отправился паковать вещи на мотоцикл. (Несмотря на сквозящий через повествование сарказм, я безмерно уважаю свою жену и восхищаюсь ее мудростью и смелостью.) 

 

Партнер рубрики:

 

 

Деревня Куан Хоа (Quan Hoa) 

Путь от Ханоя до Нха-Транга, если держаться главной транспортной магистрали страны – «Шоссе №1», составляет 1300 километров. В прошлое посещение Вьетнама я уже сталкивался с этой дорогой и, скажу честно, восторга не испытал. Непрекращающееся строительство и кипящая жизнь по обе стороны – единственное, что можно увидеть на главной транспортной артерии, и только в том случае, если наплевательски отвлечься от лавирования в непрекращающемся потоке фур. Тяжеловозы и тут едут посередине двух полосного шоссе. 

Я решил сделать крюк в 300 км, углубиться на материк и ехать в окружении гор. Не прошло и пары часов после расставания с семьей, а я уже крутил рукоятку газа, оставив позади серую и хмурую столицу. Душа запела, как только ландшафт заполнили плантации, прерываемые тянущимися к небу карстовыми выростами. Здесь теплые оттенки самобытности поселений сменяет сочная зелень рисовых полей, заполняющих все пространство, отвоеванное человеком у гор. Дорога петляет по самой кромке, у подножия, постепенно, километр за километром, набирая высоту. И вот первая остановка – невысокий перевал вблизи Май Чау (Mai Chau). На нем как будто сама природа одобрила предстоящий путь и, распустив тучи, отдала во власть солнца почти все небо. Хорошая погода не покидала меня до самой ночи. Наверное впервые за прошедшие дни, я расслабился и насладился дорогой. После Май Чау скорость редко превышала 60 км/ч. Да и дорога ехать быстрее не позволяла. Федеральное шоссе QL15A в ширину достигает от силы 3 метра, и расходится со встречным транспортом нужно очень аккуратно. Благо грузовиков здесь не так много. И как все дороги, находящиеся вдали от побережья, QL15A, в основном, это серпантин.

 

 

Неимоверно устав за насыщенный пейзажами день, я остановился в деревне Куан Хоа, за $7 снял комнату в мотеле и отправился ужинать. 

Самое лучшее блюдо на все времена во Вьетнаме – это ФоБо. В каждом городе его готовят со своими нюансами, однако основной рецепт един. ФоБо – это суп, который, можно сказать, готовят при тебе. В огромном чане, где часами томится мясной бульон (из всех видов мяса, что есть в доме), сначала ошпаривают рисовую лапшу, затем мясо (именно ошпаривают – внутри оно сырое), проросшие семена бобов (или злаковых) и зелень. Все это заливается вонючим рыбным соусом (Nguoc Mam дословно переводиться – не могу дышать), сдабривается соком лайма и подается на стол. Получается просто необыкновенно. А еще под этот суп прекрасно идет местный самогон! Он всего 30 градусов и пьется как вода (а стоит и того дешевле).

 

 

Пьют его во Вьетнаме все и всегда – повод не нужен. У хозяйки не оказалось емкости меньше 1 литра и, уплатив за нее $1, я сидел и размышлял, как бы это добро осилить. Не выкидывать же! Ну ладно, вздрогнули. 

Через некоторое время и половину бутыли, я осознал, что мне просто необходима поддержка. Пришлось звать местных, сидящих за соседним столом. Молодые ребята недавно подошли и выглядели вполне свежо. Наверняка, ситуация, когда белый, предлагает распить бутыль местного самогона, в этой деревне редкость, поэтому отказаться им было очень сложно.

 

 

Еще через пол часа мы допивали «огненную воду», общаясь друг с другом каждый на своем языке. Самое непонятное переводили с помощью переводчика на телефоне. И как ни абсурдна была ситуация, особой радости от общения на лицах собеседников я не видел. Да и наливали они: мне полную, себе половину. А когда вновь приобретенные друзья предложили проводить меня до дома, я подумал: все доездился. Сидеть мне в яме с крысами.

 

 

Однако, обошлось. Как я догадался много позже, местные активисты, специально пришли в «едальню», узнав, что в деревню приехал чужак. Не имея понятия, как я себя поведу, решили, что лучше потенциального врага напоить и отправить спать в номер. Чтоб глупостей не натворил. Так и сделали – добропорядочные коммунисты. 

После этого случая я начал подмечать, что в каждом городе, перед отъездом из гостиницы тебя спрашивают, куда ты держишь путь? Заинтересованность судьбой гостя? Достаточно познакомившись с вьетнамцами, могу утверждать – вряд ли. А еще по приезду в населенный пункт, иностранец обязан отметиться в полиции. Никто этого не делает только потому, что предпочитают на время пребывания отдать паспорт на ресепшен. А ведь это уже нонсенс – отдать паспорт! Гостиничные служащие сами за туриста заполняют все необходимые бумаги. Такая вот негласная поблажка. А вот если ты паспорт отдавать не желаешь – это целый скандал. Чем больше я понимал краснознаменный уклад дружественной азиатской страны, тем острее ощущал призрак оков, неприятно холодящих запястья. 

«Ну да ладно. Пора в дорогу», подумал я хмурым свинцовым утром, выкинул такие же тяжелые, похмельные мысли и отправился дальше.

 

 

 

 

Высота Дин Хай Ван (Dinh Hai Vanh) 

Не успел я завести мотор, как начался дождь. Горные вьетнамские дороги в дождь – малоприятное зрелище. Вода размывает красную глиняную пыль, покрывающую асфальт, и проезжая часть превращается в каток. Никаких эмоций ни этот перегон, ни последующий у меня не вызвали. Лишь между ними, чудом найдя ночлег в национальном парке Фонгня-Кебанг (Phong Nha — Kebang), я впервые удивился разнообразию звуков джунглей. О том, что я «спустился» на 800 км на юг, свидетельствовали только голоса птиц и насекомых. Погода неумолимо орошала меня уже третий день пути.

 

 

Но, всему есть предел! И для непогоды во Вьетнаме этот предел – горная гряда в национальном парке Бать Ма (Bat Ma). Она, фактически, делит страну на «север» и «юг», мешая облакам севера спускаться ниже. Стоит миновать границу, и о погоде можно не беспокоиться – на юге всегда солнце. В сам парк я не заезжал, зато посетил не менее легендарное место – полуостров, где свое путешествие по Вьетнаму снимали Top Gear. Однако, невероятно красивое шоссе, извивающееся с обоих сторон перевала Дин Хай Ван, это еще не все достопримечательности полуострова. На самой вершине сохранились останки американского бункера, который серой кляксой навис над ярким и переливающимся южным морем. Сегодня, это строение абсолютно мертво смотрится в окружающих тропических красках. Глядя на него, невозможно представить, что его бывшие хозяева сожгли большую часть земли, через которую я проехал уже, и через которую проехать мне только предстоит.

Вот и забрезжил свет в конце тоннеля – глядя на юг с перевала Дин Хай Ван (дословно – Морское облако), я впервые за 2 недели пребывания во Вьетнаме увидел абсолютно чистое простирающееся до горизонта небо. Пейзаж радостно освещало полуденное солнце. Кстати, о тоннелях – не так давно правительство Вьетнама построило под перевалом многокилометровый тоннель стоимостью более $150 млн. Это была весьма серьезная трата для бюджета небольшой развивающейся страны, а сам объект многими считался спорным. Но самое интересное, что строили его, просто, для удобства – острой необходимости в создании подобного сооружения никогда не было. Вот, подумал я, налицо яркий пример заботы о простом человеке.

Однако, и тут все оказалось не просто: даже с учетом того, что на дорогах страны количество мотоциклов в разы превышает количество авто, проезд на двухколесном транспорте через тоннель запрещен. В чем причина столь вопиющей дискриминации – не понятно. Быть может, запрет наложен из-за того, что многие вьетнамские мопеды, скутеретты и прочий доисторический хлам – слишком медленны? Как ни ломай голову — это единственная, способная к жизни теория, однако, я не исключаю другой, по восточному странной причины. Из любопытства я дважды (на пути туда и обратно) пытался взять штурмом неприступный бастион, применяя наихитрейшее оружие всякого туриста из России под названием «косить под дурачка». И каждый раз натыкался на очень (даже чересчур) активное сопротивление. Пришлось бросить затею.

Удел нашего брата – прибрежный серпантин (еще раз замечу, очень живописный). За одним из его поворотов мне повстречались трое друзей-студентов из Европы. Два датчанина и француз решили начать свое знакомство с миром мотоциклов весьма смело – проехать на них через весь Вьетнам. Благо, время на это путешествие они заложили достаточно (2 недели), а значит могли себе позволить долгие остановки для отдыха физического и культурного.

У многих молодых иностранцев из-за особенностей образования есть один свободный год, который они, как правило, посвящают путешествиям. Это очень правильная практика. Помните, в русских сказках: «жил Иван-Дурачок с дедом, бабкой, а потом взял (как раз когда время пришло женится) и по миру пошел – на других посмотреть и себя показать». Так вот в отличие от нас, молодежь всего мира следует древним жизненным подсказкам и тратит год не просто на туристические поездки, а на полноценные путешествия. Знакомится с чем-то новым, «другим», набирается уникального опыта (нередко, включая опыт выживания) и мудрости. В будущем, работники с таким багажом, начиная трудовую карьеру на механизм государства, становятся очень разносторонне развитыми и ценными винтиками. Они окупают затраченные на них деньги сполна, используя и передавая полученный experience дома.

Обменявшись любезностями мы разъехались. К сожалению, я не смог составить парням компанию и расслабленно докатить до запланированного ими места ночлега – города Хой Ан. У меня в запасе было еще два дня и 548 км до города Ня Чанг, где меня дожидалась моя семья (по которой, кстати, я очень соскучился).

К тому же, ехать остаток пути предстояло по ненавистному шоссе №1, напряженно лавируя в постоянном хаосе из фур, мотоциклов и низко-летающих правительственных (и/или армейских) Toyota Land Cruiser. Вот еще одна красноречивая сторона коммунизма по-восточному. При достаточно бедном многомиллионном населении, благами цивилизации пользуется, в основном, небольшая «кучка избранных» — военная знать и чиновничий аппарат. И сильным мира сего абсолютно не зазорно выказывать откровенное неуважение к челяди. По сути, под названием «коммунизм» до сих пор скрывается восточное лицо феодализма, только-только примеряющее маску капиталистической общественно-экономической формации. Вообще, восточный коммунизм, похоже, – это лишь окутывающая не один век призма, которая умело скрывает предшествующую рыночной экономике стадию накопления капитала. Такие мысли посещали меня остаток дня. И навевали их сменяющие друг друга стройки и рисовые поля. Неотличимые друг от друга городские поселения и деревни, капитал и аграрность.

К тому же, ехать остаток пути предстояло по ненавистному шоссе №1, напряженно лавируя в постоянном хаосе из фур, мотоциклов и низко-летающих правительственных (и/или армейских) Toyota Land Cruiser. Вот еще одна красноречивая сторона коммунизма по-восточному. При достаточно бедном многомиллионном населении, благами цивилизации пользуется, в основном, небольшая «кучка избранных» — военная знать и чиновничий аппарат. И сильным мира сего абсолютно не зазорно выказывать откровенное неуважение к челяди. По сути, под названием «коммунизм» до сих пор скрывается восточное лицо феодализма, только-только примеряющее маску капиталистической общественно-экономической формации. Вообще, восточный коммунизм, похоже, – это лишь окутывающая не один век призма, которая умело скрывает предшествующую рыночной экономике стадию накопления капитала. Такие мысли посещали меня остаток дня. И навевали их сменяющие друг друга стройки и рисовые поля. Неотличимые друг от друга городские поселения и деревни, капитал и аграрность.

Здесь на юге рис уже почти дозрел и сочно-зеленые оттенки сменились золотом. То тут, то там на возвышенностях за дорожным движением снисходительно наблюдают Будда и его мать. Во Вьетнаме Маядеви – мать Будды очень почитаема, наверно потому, что огромное влияние на местный буддизм оказывает католическое христианство, привезенное в эпоху французской колонизации, в догматах которого Дева-Мария имеет очень значительный статус (мать церкви).

К вечеру, проехав еще 155 км (да-да, напомню, во Вьетнаме ехать 1000 км 2 дня считается очень быстро), я добрался до городка Куанг Кай. Там нашел подходящую гостиницу, где за $8 получил комнату с кондиционером, удобствами и интернетом. Как и везде, на ресепшене меня попросили расстаться паспортом до утра. Отказ повлек посещение местного полицейского участка, где в очередной раз пришлось несколько минут постоять под проницательным взглядом и ответить на вопросы «куда» и «зачем», а сам факт прибытия отметили каких-то журналах. Каждый раз, проходя подобную процедуру, чувствуешь себя, по меньшей мере, контрабандистом международного уровня. Забавно.

Вечер закончился долгожданным и великолепным Фо-бо в невзрачной с виду забегаловке, которую держат молодые ребята (два парня и две девушки). Интересно, что молодежь во Вьетнаме, и это подтверждалось не раз, гораздо приветливее старшего поколения и более раскрепощено. Как показала практика молодые вьетнамцы гораздо великодушнее. 

Ня Чанг

Хорошенько выспавшись, утром я обслужил мотоцикл и отправился дальше. Уже к полднику удалось пересечь городскую черту самого, на мой взгляд, достойного туристического города во Вьетнаме – курорта Ня Чанг. Круглый год температура воздуха здесь держится в пределах 22-28 °C, а температура моря – 26-29 °C. Погодные катаклизмы бывают крайне редко. Прекрасный климат этого места подметили очень давно – курортом город был признан еще во времена империи и французского патронажа.

В этом тропическом раю нам предстояло провести две недели «тюленьего» отдыха. Мои девочки (жена с годовалой дочерью) прибыли на три дня раньше меня и обосновались в том же отеле, где мы останавливались два года назад во время первой поездки по стране. Договорившись о скидке, (во Вьетнаме можно и нужно торговаться всегда) они, как постоянные клиенты, всего за $9 в сутки заполучили чистенький номер с кондиционером и интернетом и ждали моего приезда. Я не устаю поражаться находчивости моей жены!

Ня Чанг прекрасно подходит для отдыха с детьми. Никаких трудностей с детским питанием и средствами гигиены мы не испытывали. Да и развлекать малышку всегда было чем. Пестрые вечерние маркеты даже не брались в расчет.

На радость маленьким путешественникам (и их родителям) прямо напротив города на острове Vin Pearl расположился одноименный центр развлечений. К нему ведет самая длинная в мире канатная дорога. На протяжении 3 300 метров неспешного хода вагончика, с высоты 70 метров над уровнем моря счастливчики могут наблюдать прекрасные пейзажи прибрежного Ня Чанга. Особенно эффектно город выглядит на закате. Билет туда-обратно стоит $25 и помимо проезда в него входит… все! Vin Pearl – это аквапарк, океанариум, дельфинарий, парк аттракционов, шоу танцующих фонтанов и целая пещера «indoor games». Единственное, что на острове платно – еда.

Помимо этого в черте города есть термальные источники с целебной грязью. Кроме грязевых процедур в распоряжении клиентов Thap Ba hot spring center – два горячих бассейна с естественным подогревом (28-29 °C), два холодных – с минеральной водой, джакузи, детский бассейн, водопады и горизонтальные души. Перекусить можно в кафе. Это место мы особенно облюбовали и приезжали сюда несколько дней подряд. Дешевле и комфортнее отдыха в «пляжном» стиле не найти. Если не пользоваться грязевыми ваннами, а платить только за бассейн, целый день в этом раю стоит $3 на человека. К сравнению, аренда лежака на пляже стоит от $2.

Но и у пляжа есть свои преимущества! Во первых, весь пляж в Ня Чанге муниципальный, а значит бесплатный. Он протянулся на 7 км, почти не прерываясь. Песок не крупный, вода очень чистая, штормит редко – расположившиеся поблизости острова не дают большой волне добраться до города. Самое то для знакомства детей с морем.

Как известно, с маленьким ребенком режим семьи становится очень своеобразный. Каждый вечер, пока жена укладывала дочь спать, в моем распоряжении появлялось сугубо личное время – 2 часа, которые я, конечно, тратил на «покатушки» (страсть к мотоциклу неизменно брала свое). Решив однажды прохватить по окрестностям, я наткнулся на заброшенный (вернее, недостроенный) гостиничный комплекс. В двух километрах по береговой линии к северу от Ня Чанга обосновался безымянный городок, где основной массив состоит из одинаковых бетонных бунгало, ведущих непрекращаемую войну с буйной тропической растительностью. Территория комплекса находится за забором, поэтому внутрь я решил проехать по темну.

Боязно, конечно, однако… Вы не считали, сколько раз в жизни не столько сама опасность, сколько страх заставляли вас останавливаться на пороге чего-то, так и не рискнув переступить, быть может, судьбоносную границу? Я считал. Оказывается, я пропустил добрую часть жизни, боясь или мнения окружающих, или смутных проблем в будущем, или потерю драгоценного комфорта. А вот реальной опасности в моих страхах я насчитал крупицу. Трусоват я по натуре, в общем. А ведь страх — это наипервейшая окова, которую необходимо сбросить, если уж решил познавать мир глубже, чем простой обыватель.

Протиснувшись через узкий проем с покосившейся калиткой вместе с верным спутником — легким эндуро Honda Baja, я попал на территорию отеля. Лунный свет полным диском бросал на окружающую действительность сочные пятна света. В противовес им, усилившаяся на контрасте тень, подобно злой волшебнице, искажала мир, нелепо изрисованный в этом месте частоколом тоненьких молодых деревьев. Я медленно двинулся через территорию к морю по узенькой вырубленной тропке, усыпанной шиповидными корнями — тот, кто поработал здесь не удосужился их выкорчевать. Вокруг царит незыблемая тишина, только редкий птичий клич, да шум разбивающихся о камни волн нарушают ее. Ни человека, ни зверя я так и не встретил. Единственная реальная опасность, поджидавшая меня здесь — прокол колеса. Однако, неприятности удалось избежать.

Добравшись до берега я не пожалел, что рискнул проникнуть на запретную территорию. Все море, куда хватало глаз, было усеяно традиционными рыбацкими лодочками. Особенность ночной рыбной ловли во Вьетнаме — это сопровождающее процесс праздничное освещение. С каждого кораблика в бездну направлены лампы дневного света, привлекавшие косяки рыб. С берега сотни посудин выглядят как единый светящийся, дрейфующий на волнах ковер.

А в это время… за спиной притаились дома-призраки. Непередаваемые впечатления!

Но освобождение из наручников страха не стоит путать с отказом от разумной внимательности.  Я, честно, всегда стараюсь быть собранным, но, бывает допускаю промахи и слишком расслабляюсь. Вот и в Ня Чанге со мной произошел неприятный момент. Хорошо, что неприятного было гораздо меньше чем курьезного – меня взрослого и развитого физически мужика обокрали проститутки!

Дело было так…

В мой день рождения, после проведенного на острове развлечений «не простого» дня, я отправил уставших девочек спать, проверил, стоит ли на месте мотоцикл, и направился в любимое заведение, где готовят непревзойденный Фо-Бо. Попутно захватил литровую бутыль Рома, что бы после отправиться на пляж – в одиночестве праздновать. Уже через два часа веселия ром закончился, а я встав с лежака, понял, что пьян в стельку. На какое-либо продолжение праздника я был не способен, а посему, по одному мне известной траектории побрел домой.

Так повелось, что с наступлением ночи в любом месте планеты активизируются преступные элементы. Во Вьетнаме тебя достают наркоторговцы, торгующие всеми известными ядами, проститутки, предлагающие любые услуги от «маса бебе» и «ням ням бебе»,  до различных способов «бум бум». Главное, их игнорировать! Чего в этот раз я, в силу алкогольного опьянения, не сделал и на предложение услуг хоризматично ответил проститутке вопросом, а не мужик ли она, часом? Дальше в мой адрес было рождено длинное эссе непереводимой лексики, а еще через пятнадцать метров тирады меня облепил уже целый рой ночных бабочек. Женщины жужжали и толпились вокруг, уговаривали пойти с ними и делали комплименты. Нагло трогали, в конце концов! И вдруг, одна из них протягивает мне мой же кошелек! Вот тебе расклад! Спасибо, вежливо говорю я и заглядываю внутрь, где по понятным причинам пусто. 

Украли всего двести местных донгов ($10) и $1, хранившийся «на счастье» (наконец-то я избавился еще от одного суеверия). Ни банковские карты, ни дорогостоящий телефон не тронули. Также не обнаружили в кошельке и $160, спрятанных денег. Пощекотали и наказали, в общем. А мораль урока (помимо того, что расслабляться нельзя), похоже, в том, что обижать даже падшую женщину не стоит – дороже выйдет. 

Врезик

Лучший Фо-Бо в Ня Чанге готовят небольшом семейном ресторане-магазине на улице Тран Куанг Кхай.  Заведение открывается только по вечерам, так как хозяин днем работает преподавателем в институте. А еще владелец — бывший выпускник МАИ и прекрасно говорит по-русски. Он, кстати, в отличие от соотечественников делает правильный рисовый самогон, крепостью 40°. Наверняка, этот рецепт преподают в МАИ в качестве факультатива.

Огненную воду очень недурного качества мы не раз распивали с ним под неизменный тост «по чуть-чуть».

 

Dengue Gang

Две недели истинного туризма пролетели незаметно и с пользой. Однако, как не прекрасен юг Вьетнама, с его приветливыми (без сарказма) жителями, пора продолжать путешествие… Обратно на север. На этот раз на преодоление 1700 км горных дорог я заложил 11 дней. Хотелось проехать весь путь не торопясь, посетить и спокойно осмотреть максимум интересных мест. Основные километры шли в глубине страны вдоль границы с Лаосом.

Рано утром, еще раз проверив маршрут, поцеловав спящих жену и дочь, я тронулся в путь. Едва отъехав от Ня Чанга, я начал скучать по родным. И все же, опять оказаться вдали от цивилизации было здорово. Городская застройка закончилась уже через 10 км пути. А еще через 15 км лишь жители редких деревенек провожали меня спокойным, умиротворенным взглядом. Впереди на горизонте начинали вырисовываться невысокие горы. У их подножия — первый и, без прикрас, судьбоносный привал, на котором я повстречал целую банду европейских мотоциклистов.

История Dengue Gang (дословный перевод — банда «Тропическая лихорадка») моменту знакомства насчитывала целых 500 км! Gang возник случайно — Backpacker’ы из разных стран встретились в баре в туристическом гетто Сайгона и за кружечкой пива решили проехать на мотоциклах через всю страну, ночуя, где придется. В гамаках и хостелах. Замечательная затея! Конечно, я не упустил возможность и присоединился к ним.

Следующей намеченной ночевкой оказался – давеча пропущенный мной, популярный город Хой Ан. Предстояло преодолеть 507 км., следуя восстановленной тропой Хо Ши Мина. Смело! И невыполнимо – двигаясь колонной на девяти мотоциклах Honda Win 150, «банда» сильно растянулась и за световой день проехала не больше 140 км. На ночлег пришлось остановиться на поле возле какой-то безымянной деревни. Эта затея, тоже, не удалась – после долгой и темпераментной дискуссии, местные жители прогнали путешественников с колхозных угодий. Глядя на происходящее, оптимизм в моей душе открутил ручку газа и уехал вперед. Пришлось его догонять. Я, не без облегчения, попрощался с «Тропической лихорадкой» и, проехав еще 40 км, остановился в приличном отеле за $8 в сутки в городе Плейку. С полной уверенностью, что больше веселых и сумасшедших иностранцев не встречу.

Не тут-то было! Даже не подозревая о том, что первая – это далеко не последняя встреча с Dengue Gang, все утро следующего дня я посвятил Плейку. Помимо того, что это довольно крупный город, он еще и очень древний. В центре расположен потрясающий своей монументальностью дворец Мин Тан – ныне храм. Внутри не слышно ничего кроме звуков «музыки ветра» и пения цикад, хотя храм находиться почти в центре города. Атмосферу создает очень красивая китайская архитектура. Обстановка умиротворяет и избавляет от торопливости. Глядя на монахов, возникает ощущение, что мы – мирские люди совсем не там ищем счастья.

Однако всласть помечтать о вечности мне не позволили обстоятельства. Банальные для таких мест мысли развеяло пробитое на выезде из города колесо. На его восстановление был потрачен еще один час и уйма нервов – пришлось объяснять механику, что моя камера с заплаткой мне очень подходит, и новая за $20 не нужна. 

А в это время «Тропическая лихорадка» медленно, но верно ехала к цели. Я наткнулся на них буквально через час пути и, окончательно признав, что наша встреча – это судьба, провел в веселой компании еще два незабываемых дня.

Из паспортов 10 человек входящих в «банду», лишь 3 повторялись. В состав Dengue Gang входили: канадец, австралийка, итальянец, датчанин, 3 немца, англичанин, голландец и я – русский. Вместе мы ночевали в джунглях (гамак за $2 я приобрел по пути), брали измором серпантин (со старенькими Honda Win постоянно что-то происходило) и, наконец, прибыли в заветный конечный пункт.

Хой Ан называют вьетнамской Венецией. В сезон дождей часть города затопляет, и улицы превращаются в каналы. Мы приехали в «сухой» сезон и этой красоты не видели. Зато, вдоволь удалось пошататься по старому кварталу, ознакомится с достопримечательностями: «Японским мостом», рынком, всевозможными пагодами, далее по нисходящей: барами и магазинами со спиртным, а в апогее прогулки, уже ночью, пришлось учить европейцев пить рисовый самогон и правильно произносить тост «За здоровье». Не трудно представить, что было очень весело!

На следующий день моя самая интересная языковая практика закончилась – я двинулся дальше.

 

Фонгня-Кебанг

И к вечеру добрался до места, ради которого, собственно, и брал напрокат легкий эндуро – совсем не дешевый и довольно редкий тип мотоциклов во Вьетнаме.

Национальный парк Фонгня-Кебанг – еще один объект всемирного наследия ЮНЕСКО во Вьетнаме. Название происходит от названий пещеры Фонгня и леса Кебанг. Парк был создан для защиты огромного количества карстовых пещер и гротов. А еще для сохранения естественного Чыонгшонского леса – чуть ли не единственной экосистемы страны, не затронутой бомбардировщиками США.

Здесь находится самая большая пещера в мире – Шондонг, в общей сложности насчитывающая более 38,5 млн. м3. Здесь же в пещере Тхендыонг расположилась вторая по величине естественная подземная зала, ширина которой достигает 150 м, а высота – 100м. Длинна Тхендыонг – 31км.

Для туристов открыты первые 800-900 метров «Райской пещеры». Они изобилуют сталактитами и сталагмитами причудливых форм. От входа до конца «туристической тропы» прогулочным шагом идти 10 минут! В парке огромное количество водопадов, а бесчисленные, невообразимые по красоте виды скрывает каждый поворот вылизанного шоссе (тоже дорога Хошимина, но не историческая).

И все же, не смотря на изобилие диковинных местечек, хотелось чего-то совсем из ряда вон выходящего. Поэтому я съехал с привычного туристического маршрута, купил за $2 билет и по узенькой асфальтовой дороге въехал на территорию заповедника. А еще через несколько километров нырнул в джунгли на каменистую тропку.

Около часа необыкновенных ощущений в стиле off-road по узкой горной стежке и я на площадке с потрясающим видом на первозданные джунгли. Для того, чтобы описать красоту, масштаб, насыщенность красок, форм, звуков пейзажа, который открылся передо мной не хватает прилагательных. Похожие ощущения я испытывал в Гималаях – просто стоишь открыв рот, не в силах выразить и осознать того, что видишь.

Конечно, я достал все, что вез с собой – камеру, фотоаппарат, телефон для того, что бы хотя бы крупицу окружающего величия увезти на родину. Занял себя минут на пятнадцать. А когда, делая очередную панораму, повернул телефон в сторону по ходу моего движения, увидел на экране… бегущего на меня буйвола. Ой-ой-ой! Надо линять, подумал я, и спрыгнул с обрыва (высотой около метра) на крутой склон. Думаю, если на меня пойдет – лететь ему в незабываемый пейзаж! Но буйвол не дурак – пробежал мимо, раздраженно издавая причудливые звуки. Обнюхал мотоцикл (вот тут я напрягся) и побежал дальше, лишив меня возможности возвращаться обратно.

Еще через 2 км борьбы с размокшей глиняной тропой я въехал в аутентичную вьетнамскую деревню. Здесь не ловят сотовые телефоны, нет электричества, а люди, видя чужака, по началу пугаются. Узнать дорогу обратно в цивилизацию в этом месте ой как не просто. Мне пришлось вспомнить все мастерство пантомимы, что бы объяснить простой вопрос: как выехать на шоссе? В итоге, на нарисованной на земле топографической карте в масштабе 1:1000 мне указали, что нужно ехать обратно. Будем надеяться, что буйвол за это время успел уйти далеко.

Давай, до свидания

На подъезде к Ханою почти «высох». Совсем стемнело, и фуры, как полагается, с наступлением темноты сошли с ума (читай №06(12)SuperBike Magazine). Передышка на заправке оказалась очень кстати. Заправился. Заглядываю в кошелек, а местных денег не хватает. При том всего ничего — $2. Хорошо, что «баксы» еще остались. Но на протянутые $20 и просьбу отдать сдачу местными, у заправщика посерело лицо и засверкали молнии в глазах. Нет, говорит, давай донги! Я долго объяснял ему очевидное и предлагал по лучшему для него курсу поменять мне эту несчастную двадцатку (при том, что деньги-то по местным меркам совсем не большие). В итоге разум победил и он начал названивать кому-то. Похоже, кому-то еще более умному, так как предложенный после разговора курс обмена заставил меня усомнится в реальности происходящего. Начались торги и они могли бы продолжаться очень долго, если бы не подъехал молодой парень, который быстро вникнул в ситуацию и поставил точку, гостеприимно подарив мне эти деньги. Узнать его мобильный, что бы потом расплатиться, он не позволил – подарок и все тут, а престарелых скряг застыдил.

Но главная проблема решена не была – местных денег по прежнему не было, а до столицы одного бака могло и не хватить. Нужно было еще раз заправиться… Задачу осложняла глубокая ночь.

Вот тут-то Север и открыл в полной мере свое неприглядное лицо. В гостиницах меня откровенно посылали, на заправках, играющие в карты пьяные работники, завидев белого даже не смотрели в мою сторону. Ненависть кипела в каждом новом контакте. Из очередного открытого заведения еле сбежал, спасаясь от приметивших зеленую бумажку проституток (любят же они меня). Но повезло! Не смотря ни на что, добрался до Ханоя. Можно сказать, на одном крыле – перед самым въездом в город открыл резерв. Еще два дня и всей семьей благополучно сели в самолет и вылетели на родину. Переваривать отпуск.

Странно, но несварения от воспоминаний не случилось: Вьетнам очень разный. И люди, и природа, и погода меняются с здесь каждым километром. Его посещение оставляет очень противоречивые эмоции, однако, вернуться в эту не плохую, не хорошую, но яркую страну, несомненно, хочется еще не раз.

Партнер рубрики:

 

  

Автор 
Опубликовано в Путешествия
Прочитано 510 раз

Галерея изображений

        

+7(499)993-89-09    
[email protected]