Топ-100

01 Июль 2017

Савлюй

текст: Николай Авдеев 
фото: автора и участников экспедиции

»Так много веков подряд на вогуло-ненецком языке звался один из красивейших хребтов Приполярного Урала. На русский язык это слово переводится как «остроконечный»…

Логистика
После походов Ермака пошла по Руси молва о богатстве и огромных пространствах северных земель, расположенных по обеим сторонам Поясового Камня (Уральского хребта). С каждым годом всё смелее пробивались купеческие артели в неизведанные северные края, выстраивая торговые отношения с местным населением, а заодно прокладывая маршруты по водным артериям, непроходимой тайге и болотам. Ориентиром в этом трудном деле для купцов и первопроходцев служили вершины Уральского хребта. Рубились просеки, через ручьи и болота мостились гати, делались засечки на звериных тропах. Всё это наносилось на первые карты, и в качестве «привязки» обязательно указывалась ближайшая горная вершина. Видимо, в те времена из-за звукового сходства хребет Савлюй стали называть Саблей или Саблинский хребет.
 

Хребет Сабля стоит особняком много западнее от основного высокогорного района Приполярного Урала. Его остроглавые вершины заметны издалека и очень выразительно контрастируют с обширной равниной Аранецких болот у подножия. Высочайшая вершина хребта — гора Сабля (1497,4 м), которая своим клинком более чем на 150 метров возвышается над основными горами, а ее восточный склон почти отвесно обрывается на 700 метров к леднику Гофмана, одному из самых больших на Урале. Этот склон Сабли классифицируется альпинистами, как самый сложный в Уральских горах. Благодаря большой высоте, монументальности и причудливым очертаниям отдельных пиков хребет Сабля считается одним из красивейших на Приполярном Урале и привлекает к себе большое количество туристов, как российских, так и зарубежных. В основном походы осуществляются в летний период и совмещают в себе пеший и водный маршруты. Зимнее покорение Сабли из-за морозов и обилия снежного покрова, из-за незамерзающих горных речек и верховых болот по праву считается более трудным. Но с каждым годом растет количество смельчаков, покоривших Саблю в зимний период. На лыжах или снегоходах группы стремятся к намеченной цели, и самым упорным это удается. Но Сабля пускает не всех… Многие, дойдя до подножия хребта и разбив лагерь, в течение нескольких дней ожидают благоприятной погоды и, не дождавшись, поворачивают обратно. Короткий северный день, постоянная облачность, морозы и сильные ветра с пургой — обычная погода в зимнее время, а самым благоприятным месяцем считается март.


Вот и мы, команда «Проходимцы», поставили себе в планы покорение Сабли. Но поскольку на март была намечена уже другая экспедиция, решили стартовать в декабре и наметили маршрут протяженностью примерно 2400 км от города Миасс до поселка Аранец, в котором предполагалось сделать стартовую базу. Все снегоходы, топливо и часть экипировки отправили на грузовике на сутки раньше остальной команды. Сложность заключалась в том, что часть маршрута от города Ута до Печоры проходила по зимнику, и его состояние напрямую зависело от снегопадов, весьма обильных в этой местности. А вот морозов, нужных для установки ледяного покрова и устройства зимних переправ на реках, до сих пор не было, хотя, исходя из прогнозов, похолодание ожидалось. И рано утром 10.12.2013 под небольшой снегопад мы выехали в Екатеринбург. Из Екатеринбурга на Пермь, Киров, в котором и заночевали. Дальше Сыктывкар, Ухта и после нее зимник до городка Печора, расположенного на противоположном берегу одноименной северной реки. Зимник — это нечто особенное, движение по нему даже в ночное время довольно оживленное, но езда затруднена из-за ухабов, ям, снежных заносов. Встречные автомобили далеко не всегда могут разминуться. Непонятно почему этот участок не доводят до ума, ведь он важен для этого региона. Тем же вопросом задались на реке Печора: много техники гребет снег и заливает воду, устанавливают знаки и делают разметку. По очереди подъезжают для контроля все городские начальники. А по нашим прикидкам вся эта ежегодная суета за 4–5 лет окупила бы строительство полноценного автомобильного моста. Видимо, кому-то эта ситуация на руку…

А у нас — проблема. Ввиду неготовой переправы через реку приходится оставлять машины у какого-то хозяйства на левом берегу Печоры у поселка Кожва и весь багаж за несколько ходок перевозить на правый берег до города. Там же нанимаем грузовик для перевозки топлива и вещей в деревню Конецбор, в которой заканчивается дорога. Сами следом за грузовиком едем на снегоходах, примерно 70 км. И уже в Конецборе разгружаем автомобиль и опять за несколько ходок с санями перевозим весь скарб до деревни Аранец — в Аранецкий приют.


Форпост
Этот переезд занимает весь световой день, и только глубоким вечером мы собираемся на ужин всей командой. Встретившаяся нам на зимнике группа снегоходчиков из Перми, тоже 9 человек, поведала, что пройти в данное время до Сабли не получится. Они за несколько дней не пробили и половины пути. От хозяина приюта Алексея тоже услышали, что пройти нам вряд ли удастся. Из-за большого количества снега, выпавшего до морозов, все болота, ручьи и маленькие речушки не замерзли, техника вязнет в болотной жиже, собирает на себя по десятку килограммов грязного льда. Мы же решаем, что жизнь покажет. И в районе 5 часов утра, настроив навигаторы и собрав в сани запас топлива и продуктов, двинулись по лесным просекам, называемым тут профилями, к Саблинскому хребту. За поселком, несмотря на снегопад, был хорошо накатанный снегоходный след, ручьи замощены бревнами, двигались быстро. С удалением от поселка тропа становилась всё хуже, а на реке Вертная следов не было видно совсем. Мы углублялись в тайгу… Около 7 километров по лесу шли по тропе, которая вывела нас на большое болото. На хорошей скорости пересекли его и на входе в очередной лесной массив не нашли тропу. Дальше шли по навигатору, прокладывали свой собственный маршрут, периодически снегоходы зарывались по руль. Приходилось каждые 200 метров откапываться, все очень устали…

В какой-то момент вышли на профиль, совпадающий с нужным нам направлением. Глубина снега под 2 метра — следов никаких. Понимаем, что пермяки сюда уже не дошли, а это только половина маршрута. На этом профиле была мелкая поросль и ручьи — как результат, стали закапываться ещё чаще. В какой-то момент резко стемнело и стало совсем холодно, заправили технику и обсудили ситуацию, в итоге приняли решение возвращаться на базу, оставив сани с топливом у тропы. Усталые, но довольные к ночи вернулись в приют…


Вторая попытка
В первый день мы прошли больше, чем пермская команда за несколько дней, это обнадеживало. Утром второго дня по собственному подмерзшему следу в хорошем темпе дошли до оставленных саней с топливом. Немного изменили тактику: стали больше использовать территорию болот, двигаясь с одного на другое зигзагами. В нескольких местах закапывались — под снегом болотная жижа. Верховые болота очень глубокие, в них с гор впадает масса речушек и ручьев. Из-за отсутствия морозов и огромного количества снега они не были скованы льдом. Этот второй день стал для нас самым трудным, но вдалеке в темнеющем небе мы увидели Саблинский хребет. После равнины обширных болот, выросший на фоне темного неба белоснежный горный массив поразил своей монументальностью и величием. Он действительно соответствует своему названию, остроконечный… Хорошо был заметен пик Сабли, самой высокой и самой красивой горы хребта. Наступила ночь, а с ней ощутимое понижение температуры. За день пробили всего 12 км, сил не осталось, решили возвращаться. Леденели намоченные костюмы, от мороза затягивало очки и лопались провода подогрева шлемов. Хотя снегоходные шлемы у большинства членов команды далеко не бюджетные и разных производителей — у всех у них слабым звеном оказалась именно проводка, которая на морозе теряет свою эластичность и рвется. Приходилось не раз останавливаться и в мороз с фонариком собирать из нескольких проводов работающую конструкцию.


Штурм
По возвращении в Аранецкий приют узнали, что прогноз погоды на ближайшие дни обещал сильное похолодание. Завтрашний день должен стать решающим в штурме Сабли. Утром, несмотря на обледенение и мороз –37 °С, все снегоходы запустились без проблем, и мы по нашему замерзшему за ночь следу на хорошей скорости выдвинулись к цели — к Сабле. Рассвело, хребет был виден постоянно и словно притягивал к себе своей сверкающей белизной. Прошли точку нашего вчерашнего разворота у реки Лунвож-Сыня, опять ручьи, провалы в глубоком снегу, снова откапывали друг друга через каждые 300 метров. Через пару километров растительность поредела и «наметился» очевидный подъем в сторону гор. Погода делала нам подарок за подарком — на глазах рассеивались облака, скрывавшие вершины хребта. По мере приближения к горам становилось заметно теплее. У местных народов бытует поверье, что у Сабли есть невидимый суровый хозяин, который охраняет покой своих каменных владений и к вершинам подпускает далеко не всех желающих. Видимо, наши труды он оценил по достоинству и в награду разрешил прикоснуться к этой ледяной вечности. От предгорья Сабли начинается крутой подъем, который утилитарники взять не в состоянии. Не проблема: забираем водителей «утилей» вторыми номерами, последний рывок — и мы на вершине!


Слов нет. Эта красота настолько своеобразна, что не сразу находишь выражения для ее описания. Становится понятным, почему год за годом, несмотря ни на какие трудности, зимой и летом, в холода и дождь сюда стремятся группы отчаянных туристов. Потому что Сабля этого стоит… Небольшой салют, аплодируем команде «Проходимцы», т. е. самим себе. Со слов местных мы первые, кто этой зимой достиг хребта. Ура! Фотографировали без устали, облачность сползла на равнину, мы были выше облаков. Справа от Аранецкого перевала медленно выплывала из дымки круглая вершина горы Пупырь. Солнце, пройдя короткий отрезок над горизонтом, начинало бледнеть и опускаться — зимний день в этих широтах совсем недолог. Пора и нам. Оглядывались на Саблю, увидим ли ее еще когда-нибудь?


Возращение
…Спуск всегда сложнее подъема: нужно подтормаживать двигателем, так как ручной тормоз прочно блокирует гусеницу и снегоход юзит, становится неуправляемым. Без потерь спустились на равнину, и опять был скоростной перегон до нашей промежуточной «базы» в лесу — вмерзших в снег саней. Разлили остатки топлива, выпили чай, сожгли пустые канистры. Одну решили оставить на сучке ели, вдруг пригодится кому-то из будущих покорителей хребта. В тайге бывает всякое… На равнине заметно похолодало, опять подвели провода шлемов, да и очки пришлось отогревать под глушителем гораздо чаще. По возвращении на базу узнали, что мороз уже –40 °С, и у всех были обморожены щеки и подбородки. А утром уже –46 °С. Неслабо, но техника опять завелась без проблем. Хозяин приюта Алексей проводил нас до поселка Конецбор на своем снегоходе с санями, там нас уже ждал грузовик. Перегрузили вещи, поблагодарили Алексея за гостеприимство. Пробег по такому морозу составил около 20 км, потом переезд через Печору, и мы в поселке Кедровый Шор.

Прощальный взгляд на великую Печору и на одноименный город за ней. Впереди долгий путь к дому. Что дала нам эта поездка? Безусловно, добавилось опыта, ведь у каждой местности свои особенности, тем более на Севере. Еще раз убедились в силе командного духа и добавили в копилку новый непростой маршрут. И, конечно, новые незабываемые впечатления от северной природы, от гор, от всего пройденного пути. Уверен, что и у каждого члена команды отложилось в душе что-то свое, личное, ведь все мы смотрим на мир по-разному. Ну, а расставаясь, опять говорили о новом командном походе, предварительно намечая его на март. Таковы планы, а что будет — покажет время. Благодарим всех, кто помогал нам в планировании и уточнении данных маршрута, в подготовке техники и оборудования. Говорят, что удача нужна неудачникам, поэтому пожелаем всем успехов!/

Автор 
Опубликовано в Путешествия
Прочитано 635 раз

        

+7(499)993-89-09    
[email protected]